Дальнобойщицы

Новости | 21.09.2018

Сокращен перечень профессий, запрещенных для женщин, сообщил глава Минтруда Максим Топилин. Он также указал, что наблюдается тенденция к сокращению гендерного разрыва по зарплатам между мужчинами и женщинами. 

По словам Топилина, в ближайшее время он подпишет приказ о пересмотре перечня работ, запрещенных для женщин, и некоторые ограничения будут сняты. «В настоящее время мы ведем работу по пересмотру действующего перечня из 456 «запрещенных» профессий», – приводит информационное агентство «Интерфакс» высказывание министра в кулуарах Евразийского женского форума 21 сентября.

Министр подчеркнул, что ведомство приняло во внимание факт автоматизации многих технологических процессов и применения современного оборудования на рабочих местах. «В частности, снимаются ограничения на работы в хлебопекарном производстве, на воздушном, морском, речном и железнодорожном транспорте, работы в качестве водителей большегрузных автомобилей и машинистов специальной техники», – уточнил Топилин.

 
Женщина-капитан в рулевой рубке / wikipedia.org

Принятие актуализированного перечня расширит возможности женщин для трудоустройства и обеспечит справедливые условия труда, считает министр. Кроме того, он высказал мнение, что в России необходимо и далее сокращать гендерный разрыв в заработных платах, который за последние 16 лет уменьшился почти на 8%.

«Показатель гендерного разрыва в заработной плате сократился с 36,8% в 2001 году до 28,3% в 2017 году. Эту разницу необходимо продолжать сокращать», – цитирует слова министра информационное агентство ТАСС.

По словам Александра Сафонова, проректора Академии труда и социальных отношений, доктора экономических наук, профессора, изменение перечня профессий неизбежно, поскольку условия труда постепенно меняются. В то же время он высказал мнение, что не все из перечисленных министром труда профессий действительно могут быть рекомендованы для женщин в разные периоды их жизни.

 
Александр Сафонов

«Рабочие места с точки зрения условий труда постоянно совершенствуются. Вредные условия работы, соответствующие каким-то профессия, в связи с этим меняются на менее вредные – взять, к примеру, то же самое управление большегрузным автомобилем. Сейчас там коробка-автомат, кондиционер – то есть водить такие машины стало намного комфортнее и проще. Но все равно существует вибрация, и на людей – мужчин и женщин – она влияет по-разному. В частности, женщина, например, должна понимать, что некоторые виды трудовой деятельности в определенный период ее жизни, допустим, когда она носит ребенка, не рекомендованы, потому что могут влиять на ее здоровье и здоровье будущего ребенка.

Или, к примеру, взять управление авиалайнером: с одной стороны, это серьезная стрессовая работа, что бы об этом ни говорили (да, сейчас штурвал держать не нужно, физическая сила не применяется, но нервная нагрузка большая); с другой стороны, вибрацию и повышенный уровень облучения никто еще не отменял. И исследований на предмет того, как это влияет на будущие поколения, не было. Так что тут сохраняется определенная доля риска. И еще: все эти профессии на деле – штучные, не массовые. Так что потенциально для небольшого количества женщин при трудоустройстве выбор расширяется, но именно – для небольшого количества. Понятно, что стать капитаном воздушного судна в 40 лет человек уже не может. Тем более, что это связано с серьезными ограничениями в личной жизни из-за перелетов и прочего.

Советское государство, в котором освоение женщинами традиционно «мужских» профессией зародилось, шло, что называется, с опережением графика в гуманизации труда. По крайней мере, для женщин – точно с опережением по сравнению с европейскими странами. И когда в наш адрес возникают нарекания в этом вопросе со стороны других стран, надо понимать: у них женщины всю жизнь боролись за право голосовать (у многих это право появилось только после Второй мировой войны – как, например, в Великобритании), а у нас женщины были включены в производство в силу обстоятельств, в силу демографических потерь и в Гражданскую войну, и в Первую мировую, и во Вторую мировую. Например, в банковской сфере у нас женщин-руководителей значительно больше, чем в тех же европейских странах, и они нас сейчас только догоняют.

 
Э.Набиуллина  / АГН «Москва» / Кирилл Зыков

Так что надо положительно отнестись к тому, что перечень запрещенных для женщин профессий сокращается. Но еще раз подчеркну: это связано просто с изменением условий труда, причем некоторые вредные условия, связанные с работой на транспорте, никто не отменял. А сам по себе процесс пересмотра перечня должен происходить время от времени и впредь – по мере изменения условий труда», – сказал Александр Сафонов.

Говоря о сокращении гендерного разрыва в зарплате, он отметил, что этот разрыв во многом связан с тем, что «традиционно женские» профессии где-нибудь в легкой промышленности традиционно же и меньше оплачивались, чем те, которые связаны с работой в сложных условиях и с долгими отлучками из дома, что для большинства женщин невозможно или неприемлемо. По этой причине средние показатели зарплаты мужчин и женщин заметно различались.

«Надо понимать, что гендерный разрыв в зарплате считается, что называется, по средней температуре по больнице. Есть исторические корни чисто женских профессий – например, швеи. А зарплата в легкой промышленности всегда была достаточно низкой. Так что естественно, из-за исторически высокого числа женщин, работающих в не очень хорошо оплачиваемых отраслях, складывается такая ситуация, что в среднем зарплаты женщин ниже зарплат мужчин.

 
Девушка-официантка / АГН «Москва» / фото: Авилов Александр

Понятно, что самые высокие зарплаты среди работников массовых профессий – наверное, у нефтяников. Но там тяжелая физическая работа в сложных климатических условиях, с отрывом от дома, причем надолго. За это им и платят. Если женщина там не работает, а работает клерком, пусть даже в той же нефтяной компании, то разрыв в зарплате возникает объективно. Он не связан с полом напрямую, а связан с типом работы. Но если взять ситуацию в уже упомянутой банковской сфере, то там у нас достаточно большое количество женщин на высоких должностях – взять хотя бы председателя Центробанка и некоторых ее заместителей. 

Еще раз повторю: да, для женщины в основном действует ситуация, когда она отказывается от карьеры ради отношений. Но бывает не так уж редко, что она вынужденно становится и кормильцем семьи. Это индивидуально», – объяснил Александр Сафонов.

Любовь Храпылина, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления, отнеслась к мысли глава Минтруда о том, что все изъятые ведомством из перечня запретных профессии женщинам не будут вредить, с сомнением. 

 
Любовь Храпылина

«Помните кадры из ролика, в котором замечательные актрисы Мордюкова и Маркова ходили по рельсам, как путевые рабочие, в оранжевых жилетах и с кувалдами? Эти рабочие места женщинам вообще-то запрещено и было запрещено занимать. Но сколько вы найдете женщин, которые так работают и будут работать? 

Не знаю, откуда у Топилина иллюзия, что все рабочие места теперь имеют другое качество труда. Для того чтобы быть в этом уверенным, надо в этом убедиться не в тот момент, когда приходит комиссия с проверкой и оценивает что-то, а в реальности. Нужно, во-первых, изучить процесс самого труда, выяснить, какие механизмы там используют. А главнее – надо ответить на вопрос, правда ли их используют или нет.

Приведу такой пример: в физиотерапевтических лечебницах есть тележки. Но женщины, которые там работают, кладут лечебную грязь в простыни, и таскают на себе. Потому что тележки для них невероятно неудобны – с ними на деле никуда не подъедешь. И таких неожиданностей, которые выявляются при ближайшем рассмотрении, много. Поэтому прежде чем принимать решения, которые освобождают работодателя от обязанности соблюдать особые условия организации работы для женщин, надо объективно убедиться, что условия труда женскому здоровью вредить не будут.

Возьмем те же большегрузные автомобили, которые водят на большие расстояния. Дело тут не только в самой машине, а в том, что там наличествует вибрация, и она существует достаточно долгое время. Как раз длительность ее воздействия, которую нельзя изменить на такой машине, будет вредно влиять на женщину. И не будет эта женщина беременеть и рожать.

 
Женщина-водитель за рулём большегруза / twitter.com

Думаю, по этой теме будет очень много вопросов и ответов, совсем не согласованных между собой. Нет у ученых убежденности, что условия труда не будут влиять на женский организм со всеми его специфическими особенностями. Значит, мы заведомо будем ставить под вопрос ее шансы на беременность и вынашивание ребенка. Или же здоровье этого ребенка.

Есть и другие аспекты жизни женщин, которые следует учитывать при выборе работы. Это усиленное старение на вредных работах. Почему женщины идут на эти вредные и опасные работы? Туда идут те женщины, у которых семья не обеспечена. Они ответственные люди, им надо содержать детей (порой и непутевого мужа тоже, но, как правило, это все-таки одинокие мамы). Они идут туда, потому что надо зарабатывать деньги, и не думают о своем физическом состоянии – они думают о том, что ребенка надо кормить, надо покупать ему одежду и так далее.

Поэтому я полагаю, что феминистические настроения из серии «все надо уравнять», у нас преждевременны. Кстати, вспомните, как высказался президент при обсуждении повышения пенсионного возраста. Он ведь сказал, что женщин надо беречь. Так что и к равенству в профессиях с мужчинами пока стремиться женщинам не нужно.

Да, многие профессии и рабочие места действительно изменились настолько, что там вполне уже может использоваться женская рабочая сила и вреда для здоровья женщин не будет. Но много и тех рабочих мест, которые по своей сути и содержанию не изменились в плане вреда для женского здоровья. Так вот тут лучше перебдеть, чем переусердствовать в попытке откуда-то взять трудовой ресурс. Женщин действительно надо беречь для такого важного дела, как рождение и воспитание детей», – убеждена Любовь Храпылина.